Головна Экономика Мифы о новом Уголовно-процессуальном кодексе Украины

Мифы о новом Уголовно-процессуальном кодексе Украины

3048

С 20 ноября 2012 Украина живет по новому Уголовно-процессуальному кодексу (УПК). Давать оценку его эффективности или неэффективности еще рано. Следует дождаться первых судебных процессов и их результатов.

Однако «эфир» иногда загрязняют «шумами», которые дискредитируют этот кодекс и не соответствуют действительности. При этом объективные оценки тонут в море негатива.

Почему так происходит?

Люди часто доверяют такой дезинформации по разным причинам. Во-первых, основным «рекламувальником» КПК является власть, а население ей не доверяет и ждет всегда хуже.

Во-вторых, деятельность органов правопорядка — милиции, СБУ, прокуратуры и т.д. — нередко направлена ​​на выборочное применение положений законодательства.

В-третьих, КПК — это новый документ, большой по содержанию: не все критики в течение короткого времени могут осилить этот «талмуд».

Больше растиражированными в СМИ стали такие мифы по поводу нового УПК:

Миф первый. «Трупы не выдают без справки прокуратуры». Этот порядок якобы основывался на положениях части 4 статьи 238 УПК, предусматривающие письменное разрешение прокурора на выдачу трупа только после проведения судебно-медицинской экспертизы и установления причин смерти. На самом же упомянутая статья касается следственного действия «осмотр трупа», а любое следственное действие, в том числе и этот обзор, невозможна без внесения сведений в реестр досудебных расследований. То есть без заявления родственника или иного свидетеля об обнаружении трупа с признаками насильственной смерти обзор этого трупа производится в другом, чем предусмотрено кодексом, порядке.

Миф второй. «Могут подаваться анонимные заявления о совершении уголовного преступления».

Наше общество прожили долгое время с практикой доносов и стукачей, поэтому очень болезненно реагирует на восстановление таких механизмов. Но новый УПК исключает возможность анонимных заявлений о фактах совершения преступлений.

Ведь в пункте 2 части 5 статьи 214 четко указано, что в Единый государственный реестр досудебных расследований должна быть занесена информация о «фамилия, имя, отчество (наименование) потерпевшего или заявителя».

Отсутствие этих сведений у следователя или прокурора делает невозможным начало уголовного производства и проведения следственных действий.

Миф третий. «Необходимо постоянно носить с собой паспорт или другой документ, удостоверяющий личность».

Авторы этой оговорки для граждан убеждают, что такая мера нужен во избежание необоснованных задержаний и арестов. Однако Кодекс не содержит такого утверждения. Напротив, возможности оперативных подразделений существенно ограничены в вопросе задержания лиц. Теперь время задержания считается момент составления протокола, а время непосредственного задержания (статья 209). Задержанному лицу должны сообщить и разъяснить все его права, согласно части 8 статьи 209, и дать возможность немедленно сообщить лицу своих родственников о факте задержания. Ограниченный также срок лишения свободы без решения суда: вместо прежних 72 часов установлено 24 часа как срок для сообщения о подозрении. Если в течение суток с момента фактического задержания лицу не вручат письменное уведомление о подозрении, ее должны уволить. Не уволили — обращайтесь сами или пусть ваш защитник или гарантированный государством защитник (система бесплатной правовой помощи начинает полноценную работу с 1 января 2013 года) немедленно обращается к следственному судье о таком увольнении из части 2 статьи 206. Вручили уведомление о подозрении вовремя, но не доставили в суд за 60 часов с момента фактического задержания — также должны освободить. Или подавайте аналогичное ходатайство к следственному судье.

Миф четвертый. «Можно проводить обыск без санкции суда».

Любой обыск должен проводиться на основании постановления следственного судьи (часть 2 статьи 234). Исключение составляют лишь случаи, специально предусмотренные Конституцией Украины (часть 3 статьи 30) о проникновении в жилище, связанного со спасением жизни людей и имущества. Или с непосредственным преследованием подозреваемых (часть 3 статьи 233 Кодекса). Это исключение оправдано и приемлемым для всех правовых систем. Когда подозреваемый врывается в жилище или иное помещение во время преследования, то оперативникам не следует останавливать свою операцию и бежать в суд за получением санкции. Они должны завершить ее, проникнув в жилище. Но разрешение на такое проникновение все равно необходимо получать постфактум. Отказ суда в разрешении означать признание всех полученных доказательств недопустимыми.

Миф пятый. «Увеличатся возможности спецслужб по контролю за частной жизнью».

На такой вывод может натолкнуть наличие в КПК новой главы 21 «Негласные следственные (розыскные) действия». Действительно, перечень тайных действий поражает. Однако в Кодексе ничего удивительного, по сравнению с соответствующим европейским опытом, не сделано. Напротив, на 7 из 9-ти мероприятий необходима санкция суда, чего раньше не было. Потому что эта деятельность ранее была закрыта как от общества, так и полноценного судебного контроля. Сейчас проверке со стороны следственного судьи подлежат: аудио-и видеоконтроль лица; арест, осмотр и выемка корреспонденции, снятие информации из информационных систем и электронных информационных систем; обследование публично недоступных мест, жилья; установления местонахождения радиоэлектронного средства; наблюдение за местом, вещью, лицом ; аудио-, видеоконтроль места. Только контроль за совершением преступления и выполнения спецзадание по раскрытию преступной деятельности не требует санкции суда. Кроме этого, указанные секретные действия могут совершаться не во всех уголовных делах, а только в процессах по тяжким или особо тяжких преступлений.

Миф шестой. «У адвокатов не разрешено в уголовном производстве».

В Кодексе 1960 содержалась отдельная статья 48, которая предусматривала перечень прав защитников. Новый же УПК не определяет отдельно перечня прав защитников, а делает их производными от прав подозреваемого, обвиняемого (часть 4 статьи 46). Эта новация оправдывается тем, что подозреваемый может самостоятельно осуществлять свою защиту, используя гарантированные частью 3 статьи 42 18 процессуальных прав, или привлечь для своей защиты адвоката. И в этом случае адвокат реализовывать права, предусмотренные для подозреваемого. Более того, сторона защиты получила широчайшие возможности в новом уголовном процессе. Она не может совершать только те действия, которые объективно присущи стороне обвинения: задерживать лиц, ходатайствовать о применении мер, проводить негласные следственные действия и т.д..

Руслана Цвид, главный специалист Шацкого

районного управления юстиции.