Головна Армия К годовщине трагедии под Иловайском

К годовщине трагедии под Иловайском

2170

Сегодня они согреты теплом домашнего очага, спокойные, умиротворенные. Часто встречаются, потому что ровно год назад стали друзьями, шутят, смеются, ездят друг к другу в гости, отдыхают в свободное время на Шацких озерах. Именно в Шацке состоялось мое знакомство с участниками боевых действий на востоке Украины Николаем Цвид из с. Голядин Шацкого и Иваном Децем из с. Куснища Любомльского районов. В тот день было жарко, и ребята после часового разговора нашли спасение от солнца в прохладе озера Большое Черное. А в прошлом году, в эту же пору, они спасали свои жизни, ища под шквалом огня выход из Иловайского коридора смерти.

Теперь об этом событии им напоминают только фото в соцсети, несколькоминутные видео с адской передовой на телефонах и жгучая боль от увиденного и пережитого, неподвластный времени. Николай — наводчик автоматического гранатомета (АГС), Ваня — зенитчик. До войны они не знали друг друга. А познакомились в Северодонецке весной прошлого года, с тех пор и дружат. Волноваха, Лисичанск, печально Марьинка — в последнем подразделение прошел боевое крещение и понес первые человеческие потери. В начале августа бойцы забросили под Иловайск.

— В двадцатых числах там запахло паленым. Вражеская артиллерия стала накрывать нас шквальным огнем, работали снайперы, 19 августа, на Спаса, — сразу три. Мы как раз сидели в окопах на терриконах. Видели сверху боевиков, стрелявших по нам с АГС, мы — им в ответ. Хорошо, что боеприпасов хватало. Однажды ночью я расстрелял целый ящик (100 штук) гранат, только тогда командир приказал немного экономить. Держались изо всех сил. Наше подразделение не пострадал, а вот минометная батарея, которая дислоцировалась недалеко от нас, недосчиталась 12 бойцов — Николай рассказывает о том, как все начиналось.

Когда узнали, что со всех сторон окружены врагом, до последнего ждали обещанного подкрепления. Местом дислокации бойцов было полуразрушенное террористами село, из которого выехали все жители, осталось только три старенькие бабушки. А еще ребята помнят корову, хозяева которой сбежали, она в течение трех недель паслась одиноко. Ночевали военные в подвале, имели еще небольшой запас продуктов, воду брали из чудом уцелевшей после многочисленных бомбардировок колодца. Когда стало понятно, что подкрепления не придет, бойцам сообщили о якобы зеленый коридор, по которому можно будет выйти из окружения. Уничтожив все боеприпасы, которые не имели возможности забрать и одновременно не могли оставить врагу, утром 27 августа Николай и Иван выехали на БМП на дорогу, которая для многих ихнихпобратимив стала последней.

— Наша машина была в колонне третьей. Мы получили приказ не стрелять, только наносить ответный удар. Сначала поверили в гуманный поступок террористов, а потом, когда разразилась первая БМП, а из нее вылетело тело бойца без рук и без ног, Иван бросился к пулемету и стал отстреливаться. Начался хаос. Мы продолжали движение на бронированном транспорте, подбирая по дороге раненых и 200-х. А добровольцы, ехали легкой техникой, выскакивали из нее и разбегались, кто куда. Впоследствии выяснилось, что среди них были самые большие потери. Трудно передать словами пережитое — при мне бойцу оторвало голову. Но мы ехали и ехали. Остановились в зеленке, где было более-менее спокойно и не доходили выстрелы. Там смогли перевязать раненых, уколоть им обезболивающее, наложить жгуты тем, кто истекал кровью. Из подручных материалов — кителя и плащ-палатки — сделали носилки для тех, кто не мог идти. В той зеленке мы бросили машину и, дождавшись ночи, пошли наугад в неизвестном направлении, — Николаю тяжело вспоминать те страшные события.

Куда шли — не знали. В течение двух суток ели семечки, потому что шли сожжены подсолнечными полями. Мучила жажда. Как потом выяснилось, многие из тех, кто спасался, попадал в руки террористов или подрывался на растяжках. Ивану и Николаю повезло — Бог указал им дорогу жизни, которая на рассвете привела бойцов к добрым людям. В селе их накормили, дали чистую одежду, а также рассказали, что в 3 км стоят украинские военные. Правда, впоследствии ребята встретились со сторонниками так называемой ДНР, когда пришлось уточнить направление движения.

— В городе стоят наши? спросила.

— Нэт, укропы, — услышали в ответ.

Обрадовались, хотя и не показали видом. В небольшой городок сходились со всех сторон окровавленные, измученные бойцы несли раненых, 200-х. На живых там уже ждали два бронированных КАМАЗы. Тех, кто прорвался с Иловайского котла, повезли в г.. Волноваха, где всех распределили по подразделениям. Написав рапорты, Николай и Иван получили 15-дневные отпуска и отправились домой. Коля добирался поездом и автобусами. Ивана в Луцк вместе с 17-ю солдатами-Волынью доставили луцкие волонтеры. Эта поездка запомнилась бойцу передышкой под Киевом. Волонтеры завели солдат в дорогой ресторан — пообедать. Вид у бойцов был не очень: грязные, небритые, обгоревшие, однако владелица очень приветливо их приняла и даже не взяла денег за трапезу.

Война, с ты пор стала для обоих военных воспоминанием, изменила и одного, и другого. Однако дружба их стала еще крепче. Ваня побывал в Голядине, познакомился с родными и друзьями собрата, Коля гостил в Куснища. Во время одной из таких встреч Ивану позвонил брат Саша и сказал, что только что получил на него … похоронку. Мама до сих пор об этом ничего не знает. А Коля и сейчас официально считается пропавшим без вести, хотя демобилизован и имеет удостоверение участника боевых действий. К сожалению, такие казусы на грани здравого смысла является обычным явлением в отечественных военкоматах. Есть и еще один пример — Иван был мобилизован на войну … с переломом руки. Ему только сняли гипс, рука еще не была разработана, а на медкомиссии сказали: «Годен». А Коля — из многодетной семьи, его маме присвоено звание «Мать-героиня».

Спрашиваю у собеседников о государственном обеспечения военных. Оба переглянулись и рассмеялись. На целый год — один комплект формы и берцы. Форма, как рассказал Николай, очень скоро порвалась, берцы продержались дольше. Иван вообще ходил в кроссовках. Командиры ничего не хотели слышать о проблеме с обмундированием. Впоследствии помогали волонтеры. На форму для Николая собрали средства работники ООШ I-II ст с. Смоляры-Свитязские (директор Николай Онищук). На бронежилеты для ребят — их односельчане. Не лучше была ситуация и с продуктами. Американские и британские сухпайки выдавали солдатам только перед многодневной дорогой. Когда прибыли на службу в Волноваху, аж на четвертый день получили от государства продукты: воду и мешок сухарей — если бы не местные жители, умерли бы от голода. Обычно варили картофель, макароны, каши — всем этим обеспечивали волонтеры. Когда не было сала и мясных консервов, просто притрушивали постное блюдо приправой «Мивина».

Ребята по-разному отходили от пережитого на войне. Коля — легче, Ваня — труднее. Сначала оба не могли спать. Иван рассказал один случай из своего послевоенной жизни. Вместе с другим военным он отдыхал в «Машивском бору», где именно праздновали свадьбу. Под утро ребята начали собираться домой, как в небе «взорвался» салют. Реакция была мгновенной — оба упали на землю. После двухдневного похода подсолнечными полями Иловайская Ваня не может смотреть на семена подсолнечника — говорит, наелся его там на всю жизнь.

Сейчас вспоминают войну, как страшный сон, и постепенно привыкают к мирной жизни. Оба имеют временные заработки. Иван Дець недавно побывал в Карпатах вместе со своим учителем Николаем Онищуком, где прекрасно отдохнул.

— А о женитьбе думаете? — Спросила у ребят. — Вот какие красавцы и еще и герои!

— Да нет времени на личную жизнь. Не успел год назад вернуться со срочной службы, как забрали на войну, — отвечает Николай.

По словам земляков, очень разительным контраст между жизнью на мирной родине и войной на бурном востоке. Друзья выслушивают их рассказы, восхищаются подвигами гордятся знакомством с ними, однако не упускают возможности спросить: «А откупиться нельзя было?» В мужественных мужчин-воинов, которые прошли ад войны и смотрели смерти в глаза, нет ответа на этот вопрос. Надо было встать на защиту Украины — и они это сделали. Слава Героям!

Мирослава ЦЮПьЯХ.

P.S. Большая благодарность директору ООШ I-II ст. с. Смоляры-Свитязские Николаю Онищуку за организацию встречи с бойцами.